Возвращаясь к напечатанному

Возвращаясь к напечатанному

В последнем материале моей колонки за прошлый год мы обсуждали механизм определения выкупной стоимости предмета лизинга, подлежащей возврату лизингодателем лизингополучателю при расторжении договора и возврате имущества лизингодателю.

Казалось бы, только и этот вопрос может обсуждаться в рассматриваемой ситуации, так как наличие неосновательного обогащения лизингодателя в размере выкупной стоимости для подобных случаев установил Президиум ВАС. Согласно Постановления Президиума ВАС РФ от 12.07.2011 N 17389/10 остаточная стоимость предмета лизинга для целей определения его выкупной стоимости подлежит исчислению в соответствии с порядком учета на балансе организаций объектов основных средств, регулируемым приказом Министерства финансов Российской Федерации от 30.03.2001 N 26н "Об утверждении Положения по бухгалтерскому учету "Учет основных средств" ПБУ 6/01", исходя из амортизации техники линейным способом, к которой не применяется ускоренный коэффициент.

Однако последний месяц уходящего года принес новый и крайне неожиданный взгляд на рассматриваемую ситуацию.

ФАС Московского округа в Постановлении от 10.12.2012 по делу N А40-2076012-76-201 отказал лизингополучателю во взыскании с лизингодателя выкупной стоимости в рассматриваемой ситуации, мотивировав свое решение тем, что лизингодатель согласно п. 20 ПБУ 6/01 установил срок полезного использования предмета лизинга исходя из срока действия договора лизинга, что влечет за собой полную амортизацию имущества на конец срока действия договора и правомерность установления «символической» выкупной стоимости данного имущества.

Так что по волнующей стороны договора лизинга теме выкупной стоимости можно сказать словами Остапа Бендера: «Заседание продолжается!»

Поделиться: